Городское право средневековой Европы - Методический комплекс
Вторник, 06.12.2016, 11:12
Приветствую Вас, Гость | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Методический комплекс » История государства и права Средних Веков » Феодальное право » Городское право средневековой Европы
Городское право средневековой Европы
ГлебДата: Четверг, 28.04.2011, 09:57 | Сообщение # 1
Лейтенант
Группа: Администраторы
Сообщений: 74
Репутация: 0
Статус: Offline
Городское право средневековой Европы

Становление городского права Время Высокого средневековья — XII - XIII вв. — стало началом пери­ода расцвета городского строя в Европе. Явление это было всеоб­щим, и различия касались только степени распространения город­ского уклада, количества и величины новых городов в государстве, их социально-политических взаимоотношений с королевской вла­стью. На протяжении двух-трех столетий города стали не только политическими и культурными, но и экономическими и социальны­ми центрами государств, до известной степени противостоя фео­дальному укладу. Городское население составляло особую сослов­ную категорию, которая только поначалу полностью вписывалась в феодальную иерархию. Средневековый город был совершенно особым социальным организмом, самостоятельность кото­рого росла тем более, чем значительнее были богатство и социаль­ный вес городской общины жителей.

Особенность статуса средневекового города была продолжением условий его образования в системе феодальных связей. Перво­начальное городское поселение представляло собой общину, на­ходившуюся под феодальной властью сеньора — духовного лица или владетельного герцога. Заинтересованный в укреплении го­рода на его земле, сеньор предоставлял общине некоторые при­вилегии в специальной грамоте, или хартии. С издания таких и началась собственно история городов как самостоятельных социальных единиц. Первые хартии предоставляются городам а конца XI в. во Франции (Камбре — 1076 г., Амьен — 1084 г. и т. д.), в Германии — на рубеже XI — XII вв. Такие акта! обыкновенно были двух разновидностей. В одних даровались ос­вобождение города от феодальных повинностей (воинской, права «мертвой руки») и свободы (выбора местожительства и занятий, право жениться без разрешения сеньора), но устанавливались некие общие феодальные обязанности города как целого. В других к освобождению от феодальных повинностей прибав­лялось право, по сути, правовой автономии (включая собственную уголовную и гражданскую юрисдикцию). Правовое обособление города было неразрывно со становлением городского самоуправления.

Такая правовая отгороженность городов стала основанием для развития собственного городского права, по которому жили члены городской общины и которому подчинялась вся организация город­ской жизни. В силу особенностей феодальной эпохи и городское право было строго сословным, именно через него форми­ровалось сословие горожан. Однако богатство экономиче­ской и социально-культурной жизни города делало городское право более сложной и «открытой» для новых отношений системой, чем земское феодальное право.





Раннее городское право (например, относящееся к концу XII в. право города Страсбурга) сложилось из сеньориальных предписаний и разрешений. И по содержанию оно было посвя­щено главным образом регламентированию статуса сеньориальных официалов в городе, взаимных отношений между официалами и горожанами, а также твердому установлению тех конкретных повинностей, которые обязывались исполнять в пользу своего бывшего сеньора (епископа) горожане: кузнецы — ковать стрелы для войны, но только 300 штук, трактирщики — чистить по понедельникам отхожее место епископа и т. д. Городу даровалось право укрытия бежавших в него преступников. И каждый че­ловек — «как чужой, так и местный уроженец дабы имел в нем мир во всякое время и от всех».

Позднее городское право стало принимать все более самостоя­тельный характер. Городские органы самоуправления, обосновав свою независимость, стали сами вырабатывать правила и уставы го­родской юстиции и всей жизни города. Наибольшую известность в Европе в период позднего средневековья получили системы Любекского и Магдебургского права.

Любекское право было наиболее чистым в принципах город­ским правом. Начало его формирования совпадает с обособлением Любека (на побережье Балтийского моря) как вольного имперского города (1226). Высший орган городского управления стал регистри­ровать для нужд городской юстиции правовые постановления, а за­тем и систематизировать их. Первая такая систематизация (в 90 ст.) относится к 1263 г. На протяжении следующих столетий свод любекского права разросся: собрание 1586 г. включало уже 418 ст. (в том числе заимствования из права Гамбурга). Неотъемлемой частью любекского права стал Ганзейский устав, посвященный морскому праву и торговле. Печатное собрание (1608) систематизировало го­родское право по шести разделам: общие правила, наследственное, договорное и обязательственное, уголовное, судебное право, регули­рование корабельных дел.

Любекское право получило огромное распространение в Северной Европе. Свыше 100 городов балтийского побережья, особенно члены торгово-политического Ганзейского союза, приняли от г Любека привилегию на использование его норм и правил: Росток, Висмар, Кенигсберг, Ревель, Рига и др. С этим принятием признава­лась и высшая юрисдикция любекского суда для этих городов. Только в конце XV в. голштинский герцог (в землях которого был Любек) передал апелляционную юрисдикцию другим земским судам .

Магдебургское право получило большее распространение в Цен­тральной и Восточной Германии, Чехии, Австрии, Польше, Запад­ной России. Свое начало оно вело от епископской конституции 1188 г., признавшей самостоятельность г. Магдебурга. Происхождение его отличалось от любекского. Магдебургское право было приспособле­нием к нуждам городского суда земского германского права — глав­ным образом «Саксонского Зерцала». Формировалось оно не путем уставов или систематизации, а записью решений городского шеффенского суда. Частные кодификации этих записей появились в XIII в. К XIV в. Магдебургское право приобрело почти завершенный вид охватив типичными решениями основные области уголовного, вещного, обязательственного, торгового, наследственного и семейно­го права' Тогда же началась массовая рецепция магдебургского пра­ва другими городами Центральной Европы. Собственно городской систематизации права не сохранилось (в начале XVII в. магистратский и судебный архивы Магдебурга уничтожены пожаром). Основ­ным сводом его остался сделанный в одном из дочерних городов Герлицкий кодекс (1304).





В публично-правовом отношении городское право исходило и принципа господства и верховенства городского Совета. Граждане города в целом не располагали правосубъектностью. Это еще раз показывало феодальные основы городского правового строя. Любекский городской совет избирался в составе 24 советников пожизненно; каждые 2 года половина мест по жребию вы свобождалась и как бы переизбиралась. Правом избирать пользовав лись городские собственники и цеховые мастера, гильдии и т. Ш Пассивным избирательным правом, т. е. правом быть избранным располагал еще более узкий круг горожан: так, лавочники и ремес­ленники не могли быть членами Совета. С XVI в. при магистрате сформировался профессиональный секретариат — главным образом, из юристов.

В магистрат могли быть избраны только вполне самостоятельные горожане. Оговаривалось, что никто не может быть избранным, если «держит лен или несет службу от города», живя в нем. Запреты каса­лись родственных связей: одновременно не могли быть городскими советниками отец и сын, братья. К своей должности советника следо­вало относиться внимательно, нельзя было самовольно передавать свои полномочия, даже право говорить от своего имени в магистрате.

Магистрат считался высшей и принудительной властью по отно­шению к горожанам, а особенно к городским служащим. Неподчи­нение распоряжениям магистрата считалось должностным проступ­ком и штрафовалось. Дополнительным наказанием могло быть пол­ное отстранение от службы городу.

Исполнением решений Совета занимались двое бургомист­ров, которые за свою службу получали жалованье и, кроме того, обладали некоторыми привилегиями. Магистрат образовывал и вы­сший городской суд (какие-то дела традиционно могли решаться на уровне гильдейского или цехового самоуправления) в составе двух советников. Большинство дел разбиралось судьей единолично. Ре­шение высшего городского суда считалось окончательным и пере­смотру не подлежало. С XIV в. стало возможным апеллировать к го­родскому магистрату, который тем самым как бы стал и высшей су­дебной инстанцией. Магистрат «материнского» города (Любек или Магдебург, в других землях — Кельн и т. д.) был высшей судебной инстанцией для городов «своего права», даже если они на деле нахо­дились почти в других государствах.

Городским правом были установлены и особые судебно-нотари-альные полномочия магистрата. Все сделки с недвижимостью (дого­воры, иные передачи, наследование и т. п.) должны были регистри­роваться в магистрате. Там хранили и вели различные город­ские книги, которые были свидетельствами прав на имущест­во и удостоверения самых разных юридических фактов: наследст­венные, долговые, гражданских записей. В кельнском городском праве существовали специальные регистрационные книги хране­ния — сундучные.

Статус горожанина был особо урегулирован в праве. Он отли­чался от жителя города вообще, тем более от приезжего. Только горожанин мог пользоваться городским правом, при наличии соответствующих цензов — иметь право избирать и быть избранным в городские органы управления. Согласно Любекскому праву, посе­ление в городе было свободным. Но также неограниченным и сво­бодным было право полноправных горожан возражать против посе­ления чужака. Чужаку давался как бы испытательный срок — 3 ме­сяца. После этого он считался уже признанным горожанином, поль­зовался покровительством городского права. Феодальное право не только Германии, но и Франции, Италии и других европейских стран признавало укоренение в городе как основание для разрыва феодально-ленных отношений и даже прекращения феодально-кре­постной зависимости: «Городской воздух делает человека свобод­ным».

Свободный статус горожанина вовсе не подразумевал неограни­ченной правовой свободы. Город контролировал своего сочлена и пользовался в его отношении принудительными правами, в изве­стной степени сходными с сеньориальными. Горожанин обязан был защищать свой город, в том числе безвозмездно предоставлять мате­риальные средства для его защиты. Гражданину запрещалось идти в поход куда-либо вне города без разрешения магистрата. На гражда­нина налагались и некоторые имущественные ограничения: нельзя было передавать по наследству чужаку (негорожанину) семейную родовую собственность. Эти нормы в свое время были направлены против наследственных прав бывших феодальных сеньоров город­ских жителей. А позднее превратили самый город в подобие «кол­лективного сеньора» в отношении горожан, наделив правом наследо­вать выморочное имущество

 
Методический комплекс » История государства и права Средних Веков » Феодальное право » Городское право средневековой Европы
Страница 1 из 11
Поиск: