Законы Хаммурапи. Судопроизводство. - Методический комплекс
Вторник, 06.12.2016, 11:12
Приветствую Вас, Гость | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Методический комплекс » История государства и права Древности » Государство и право Древнего Востока » Законы Хаммурапи. Судопроизводство.
Законы Хаммурапи. Судопроизводство.
ГлебДата: Среда, 30.03.2011, 18:12 | Сообщение # 1
Лейтенант
Группа: Администраторы
Сообщений: 74
Репутация: 0
Статус: Offline
Судопроизводство.

Судебный процесс в Вавилоне был устным и состязательным. Дела возбуждались лишь по жалобе заинтересованной стороны, а в ходе процесса каждая из сторон должна была доказывать свои утверждения. Протоколы не велись, хотя некоторые важные моменты могли фиксироваться и письменно. Решения и приговоры были устными. Основным доказательством на суде были свидетельские показания (п. 9 - 11). Например, п. 9:

" Если человек, у кого пропало что-либо, схватит пропавшую вещь в руках другого человека, и тот, в чьих руках будет схвачена пропавшая вещь, скажет: " Мне, мол, продал продавец, я купил, мол, при свидетелях ", а хозяин пропавшей вещи скажет: " Я, мол, представлю свидетелей, знающих мою пропавшую вещь ", то покупатель должен привести продавца, продавшего ему вещь и свидетелей, при ком он купил; также и хозяин пропавшей вещи должен привести свидетелей, знающих его пропавшую вещь. Судьи должны рассмотреть их дело, а свидетели, при которых была произведена покупка, и свидетели, знающие пропавшую вещь, должны рассказать перед богом то, что они знают, и тогда продавец - вор, его должно убить; хозяин пропавшей вещи должен получить свою пропавшую вещь обратно; покупатель должен взять отвешенное им серебро из дома продавца ".

В этой статье, как нельзя лучше, представлена важность свидетельских показаний на суде, причем если свидетелей не оказывалось по близости, то, как написано в п. 13, суд отлагался на 6 месяцев, в течение которых человек должен был отыскать своих свидетелей, а иначе его ждала незавидная участь.

Конечно свидетельские показания вещь хорошая, но в некоторых случаях, при отсутствии иных способов установления истины прибегали к " божьему суду ", который мог иметь две формы:

1) Водная ордалия.

Подозреваемого погружали в реку и если он тонул, то считалось, что Река, т. е. бог реки, покарала виновного, если же нет - то он считался оправданным.

2) Клятва во имя богов.

Клятва богами по тем представлениям неминуемо навлекала на ложно поклявшегося кару богов. Поэтому принесение такой клятвы считалось достаточным основанием для оправдания, а отказ - доказательством справедливости обвинения. Ложное обвинение, как и лжесвидетельство, каралось по принципу талиона, т. е. тем же самым наказанием, которое понес бы обвиняемый, будь его вина доказана.



Уголовное право по ЗХ.


Правовая мысль Месопотамии не достигла такого уровня развития, при котором стало бы возможным закрепление в законодательстве общинных принципов уголовного права, абстрактно сформулированных норм, касающихся таких понятий, как формы вины, обстоятельства, отягчающие или смягчающие наказание, соучастие, покушение и т. д.

Но определенные упоминания об этих понятиях есть в ЗХ: например, понимание различий между умышленным и неумышленным преступлением (п.206, 207), соучастия в форме пособничества, подстрекательства, недоносительства или укрывательства, обстоятельств, отягчающих преступление.

Так, нанесение в драке побоев, повлекших смерть свободного человека, наказывалось штрафом, сумма которого определялась в зависимости от того, кто был потерпевший: авилум или мушкенум. Эта норма стала исключением из общего правила обычного права: убийство человека, умышленное или неумышленное, наказывается смертью преступника или его родственника.

Неумышленное нанесение раны в драке, по ЗХ, освобождало от наказания свободного человека. С особой жестокостью – немедленным сожжением - каралась кража на пожаре (п.25), сообщество женщины в убийстве своего мужа (п.153).

Вместе с тем правовые источники Месопотамии (в том числе и ЗХ) свидетельствуют о закреплении архаических норм первобытнообщинного строя, самосуде, коллективной общинной ответственности.

Общая черта месопотамского законодательства – его жестокость, что было характерно и для ЗХ. В ЗХ смерть предусматривалась за 30 видов, или около того, преступлений. Смертная казнь применялась не только
в случае умысла преступника, но и по его неосторожности. Так, например, строитель, построивший дом, который обвалился, убив хозяина дома, подлежал смерти. Если при этом погибал сын хозяина, то убивали и сына строителя (п.230). Лекарю, неосторожно выколовшему глаз больному во время операции, отрубали кисть руки (ст.218). Смертная казнь предписывалась в форме сожжения, утопления, сажания на кол. Впрочем, применялись и членовредительские наказания: отсечение рук, пальцев, отрезание уха, языка, в том числе по принципу талиона (око за око, зуб за зуб), если потерпевший и преступник были равны по социальному положению. Эти наказания соседствовали с другими: обращением в рабство, изгнанием из общины и семьи, штрафом (композицией), принудительным трудом, клеймением, битьём палками и т.п.

Штраф в виде взыскания многократной стоимости похищенного был равнозначен смертной казни. Заведомая непосильность таких штрафов, как например тридцатикратная стоимость похищенного из дворца или храма вола, ладьи и прочего, предполагала неизбежную смерть преступника. Величина штрафа (так же как и тяжесть членовредительских наказаний) зависела от социального положения преступника и потерпевшего.

Если попытаться как-то систематизировать все составы преступления, закрепленные в ЗХ, то следует прежде всего выделить так называемые преступления против личности. Это – умышленное или неумышленное убийство (убийство женой мужа, неудачная операция врача, повлекшая смерть больного, доведение до смерти голодом должника в доме кредитора и т.д.), телесные повреждения, оскорбление словом и действием, ложные обвинения, клевета и т.д.

Другую группу составляли преступления против собственности. Воры и покупатели краденого у частных лиц сурово наказывались, но особо охранялась, как уже говорилось, собственность дворца или храма. Вопреки общему правилу такой состав преступления как посягательство на собственность дворца или храма был сформулирован в статье 6 ЗХ в абстрактной форме. « Если человек украдёт достояние бога или дворца, то этого человека должно убить; а также того, кто примет из его рук украденное, должно убить».

К имущественным преступлениям, кроме кражи и грабежа, относились снятие с раба его знаков рабства (п. 226-227), мошенничество корчемницы или тамкара в отношении заимодавца (ЗХ, п. 90-95, 108), повреждение и уничтожение чужого имущества, в частности затопление по нерадивости чужого поля водой из своего арыка или плотины (ЗХ, п. 53-55), потрава поля скотом (ЗХ, п. 57) и пр.

Третья группа – это преступления против семейных устоев: кровосмешение, неверность жены, её распутное поведение (ЗХ, п. 129, 133, 143), изнасилование (ЗХ, п. 130), похищение и подмена ребёнка, бегство женщины от мужа, укрывательство беженки, увоз замужней женщины и другое. При определении наказания за эту группу преступлений учитывалось не только социальное положение преступника и потерпевшего, но и их пол, семейный статус.

Несомненно, жестокость в отношении человека, совершившего преступление, в Вавилонии была обыденностью. ЗХ не разделяли преступления, каждая статья предусматривала наказание за конкретное деяние. Уголовное право было примитивным.

Из ЗХ видно, что в стране существовало социальное неравенство и закон (на практике) служил интересам богатых.

 
Методический комплекс » История государства и права Древности » Государство и право Древнего Востока » Законы Хаммурапи. Судопроизводство.
Страница 1 из 11
Поиск: